Этот вебсайт посвящен беспрецедентному проекту: созданию культурного пространства на месте бывшей фабрики "Юность" путем совместной работы киевской общественности и компании ЭСТА Холдинг. Здесь вы можете наблюдать за ходом проекта, а при желании - принимать в этом процессе участие. Абсолютно все материалы проекта, включая видеозаписи встреч и заседаний общественно-экспертного совета, доступны на сайте. Давайте создадим уникальный культурный центр вместе!

Людмила Миляева

Людмила Миляева

искусствовед, профессор Национальной академии искусств и архитектуры

Справка

Род деятельности: искусствовед

Звания и должности: окончила факультет филологии Киевского Национального университета им. Т. Шевченко; заведующей отделом дореволюционного искусства Национального музея Украины; член Национального союза художников Украины; доктор искусствоведения;  заслуженный деятель искусств Украины; действительный член Академии искусств Украины; член Научного общества им. Т. Шевченко; профессор Национальной академии искусств и архитектуры

Наиболее известные проекты: с 1949 по 1964 гг была сотрудником Киевского музея украинского искусства; осуществляла экспедиции по Украине с целью пополнения музейной коллекции (на заднем дворе сельского дома обнаружила барельеф «Святого Георгия» ХI века. В него клали корм свиньям!); автор около 200 публикаций, таких как «Искусство Украины ХVII-ХVIII в.в»,  альбом «Украинская икона XI—XVIII веков», Росписи Потелыча : памятник украинской монументальной живописи XVII века» и др.

Дополнительная информация: отец - художник С. М. Миляев. Муж — художник С. Подервянский. Сын — художник и писатель Лесь Подервянский.

Ссылки:

 

Интервью

Примечание Юлии Филоненко: в интервью обсуждается не только тема Андреевского спуска, но мы сознательно оставили часть разговора с Людмилой Семеновной не совсем о нашей теме, поскольку посчитали эту информацию исключительно интересной.

Во-первых, там нельзя строить больших домов. Во-вторых, все должны понимать, что Андреевский - это часть города времен Владимира, это самый старый, еще языческий Киев. Когда Андреевский строили в XIX-м веке, с этим меньше всего считались, а ведь там могут быть невероятно интересные вещи.

Я уже не говорю о том, что случится, если сейчас там построят Десятинную церковь, во что Андреевский тогда превратится. И это я еще не говорю о железобетоне, из-за которого может обрушиться Андреевская церковь - с ней же вообще катастрофа. Проектируя дома на Андреевском, нужно обязательно учитывать мнения археологов и геологов.

На месте “Юности” можно делать все, что угодно - музеи, арт-центры и так далее. В любом случае это будут специальные проекты, к созданию которых нужно подходить очень деликатно. Деликатно с точки зрения геологии, в первую очередь: там же и оползни, и подводные течения, это все нужно внимательно исследовать. У нас ведь подписывают разрешения на строительство, как хотят. Так делать нельзя.

Ну и второй момент - это ландшафт. Нужно помнить, что это очень старый город и его нужно сохранить.

Когда подняли вопрос об охраняемых зонах Киева, я не выдержала и сказала: о каком Гостинном дворе может идти речь, если в Херсонесе люди собираются строить гостиницу? Пробили катакомбы, они уже под водой, по колено в воде снимали с них древние фрески.

Спас на Берестове - это же начало XII-го века, там фрески начала XII-го века и 1644 года с портретом Петра Могилы. Там страшная сырость, он уже закрыт года четыре, там ничего не проветривается, сняты полы, пыль и фреска XII-го века стоит открытая. А собор ведь входил в состав резиденции великих князей киевских. И особенно чтим был Мономаховичами. Разрушенный, по всей вероятности, землетрясением 1230 года, он в XVII веке митрополитом Петром Могилой был таким образом достроен, что в него вошли бережно сохраненные Могилой стены древнего собора и, как оказалось, с древними фресками на них. Фрески, созданные при Петре Могиле и по его заказу для истории художественной культуры Киева имеют очень большое значение, поскольку между XIII и XVIII веками ни монументальной, ни станковой живописи Киева почти не сохранилось.

О том, что есть фрески начала XII века на стенах собора, узнали случайно. Штукатурка на западной древней стене начала отсыревать и реставраторы думали прибить нагелями эту штукатурку к кирпичу.

Один из реставраторов просверлил дырочку - чисто интуитивно - и увидел там вместо кирпича цвет. Собрал после этого всех нас на совет (тогда же все было нормально, собирались советы, не что, что сейчас - все всё сами решают, никто же не советовал им взять и зубилом поотбивать древние мозаики). Григорий Логвин взял в руки мел, на синем фоне нарисовал квадрат, и говорит: давайте вырежем, посмотрим, что там. Если там ничего нет, то мы его на место поставим, это же фон, мы ничего там не повредим.

Квадрат вырезают - штукатурка так хорошо отошла, что легко вырезалось - а там лицо Апостола Петра. Выяснилось, что на самом деле под штукатуркой - большой сюжет, целая картина: озеро, на котором апостолы ловят рыбу, а на озере лодка, сети, рыба в ней плещется, а на берегу появляется Христос. У Христа нет верхней части головы, а так вся фигура целая. И Петр, увидев его, плывет к нему. Это известный библейский сюжет - Явление Христа на Тивериадском озере.

Когда мы открыли этот фрагмент, совет принял решение снять верхний слой штукатурки с изображениями пророков XVII века и открыть всю фреску. Она была божественная, там такая изумрудная зелень берега была. Сейчас она вся уже в пыли, я два года назад водила туда студентов - тайком мне открыли вход - так они чуть не упали, когда увидели ее.

А на противоположной стороне, над триумфальной аркой, стоит на коленях Петро Могила перед Христом - это его единственный прижизненный портрет, сделанный при реконструкции церкви в XVII-м веке.

Для москвичей этот храм имеет большое значение - там похоронен Юрий Долгорукий. В храме стоит саркофаг, который был сделан в 1947 году, когда праздновалось основание Москвы. Вернее, не основание самого города, а первое упоминание в летописи о том, что там была резиденция князя, который давал там обед.

Для него сделали большой искусный саркофаг, но по поводу этих останков очень много дискуссий ведется - некоторые считают, что настоящие останки хранятся в Лавре, некоторые - что нет.

Я особо никогда не вникала в эту тему, но тот факт, что Долгорукий там похоронен, записан в летописях. Он ведь не хотел довольствоваться Владимирско-Суздальским княжеством, ему нужен был Киев. Киевляне его не любили и поэтому как-то подозрительно, что он вдруг умер после ужина. Есть даже предположения, что его отравили.

Если бы кто-то исследовал эти останки, мы могли бы подтвердить эту гипотезу или опровергнуть. Ведь эта территория и эта церковь - настоящая святыня. Село Берестово было резиденцией Рюриковичей, в том числе Ярослава Мудрого, и исповедник Ярослава Илларион, которого он потом сделал митрополитом, тоже с Берестова начинал свой подвижнический путь.

Петр Могила восстанавливал все, что было связано с именем святого Владимира. И хотя от Десятинной церкви стояла только одна стена, он к ней пристроил деревянную церковь - чтобы сохранить вот эту святыню, эту стену. Софию он тоже восстанавливал.

Он думал, что Спас - тоже храм Святого Владимира и решил его сохранить. К тому времени сохранилась западная часть собора, так называемый нартекс, который вы видите при входе и, частично башня, некогда ведущая на хоры. Могила к нему пристроил все остальное. Проектировал храм итальянский архитектор Октавиано Манчини, который был у Петра Могилы на службе (вероятнее всего, категорически утверждать я этого не могу). Можно сказать, что он был представителем гуманитарной культуры Ренессанса в Киеве. 

Повторю - в любом случае, фрески времен великого реформатора и просветителя Петра Могилы - очень важные, им цены нет для истории киевского искусства. Тем более, что там есть прижизненный портрет его самого.

Охраной Спаса сейчас никто не занимается - там целые кирпичи из стен выпадают. Когда все рассказывают, какие они реконструкции собираются совершать - это очень странно, ведь в центре Киева стоит древнейшее здание, которое нуждается в охране. Очень важно поднимать шум по этому поводу - так мы однажды спасли мозаики из Михайловского собора. Без шумихи ничего бы не получилось.

В случае, если Вы обнаружили ошибку на сайте, пожалуйста, напишите, в чем именно она состоит: support.junost@rambler.ru